В Алексеевской колонии заключенных больше не пытают, но запугивают — Европейский Комитет по предупреждению пыток

Фото: Деніс Малюська /Facebook

В Алексеевской колонии (№ 25, Харьков) после смены руководства в начале 2020 года прекратились избиения заключенных и другие тяжелые формы жестокого обращения со стороны сотрудников колонии и «дневальных». При этом в учреждении осталась широко распространенная практика психологического давления на заключенных (например, для предотвращения представления ими жалоб во внешние органы), а также общая атмосфера страха.

Об этомХарків Times узнал из доклада Правительству Украины Европейского Комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказаний. Делегация Комитета посетила Украину 4 — 13 августа 2020 года.

В колонии делегация получила ряд достоверных утверждений о физическом жестоком обращении со стороны работников тюрьмы в 2019 году, заключавшееся в ударах руками, ногами и резиновыми дубинками, преимущественно в отношении заключенных, которые отказывались убирать помещения (или выполнять другие задания администрации) или после непокорного поведения. Это жестокое обращение преимущественно имело место в кабинетах оперативных офицеров, иногда с помощью так называемых «дежурных заключенных», которые были назначены для помощи персоналу и получали задания по контролю за другими заключенными. В некоторых случаях оно было настолько тяжелым, что могло считаться пыткой (например, сильное избиение, нанесение ожогов на ягодицы, удушение полиэтиленовым пакетом и т.д.). Кроме того, делегация получила утверждения о сделанных работниками угрозах физическим насилием (в том числе угрозах изнасилования дубинкой).

«Некоторые из опрошенных заключенных дали подробные и последовательные описания тяжелого физического жестокого обращения, которому они, по собственным словам, подверглись в конце 2019 года», — отмечается в документе.

Так, один заключенный утверждал, что в конце ноября 2019 года его вывели из камеры дисциплинарного наказания (куда он был помещен из-за отказа выполнить приказы персонала) и отвели в административное здание, где он подвергся ударам ногами, ударам дубинкой по подошвам ног, удушению полиэтиленовым пакетом и «водному спорту» от нескольких работников. В дальнейшем, по его словам, его раздели, ему завязали глаза и его привязали вверх лицом к металлической кровати в одной из комнат, обвязав веревкой по всему телу. Заключенный утверждал, что оставался в такой позе в течение шести суток, на протяжении которых был вынужден мочиться и испражняться на матрас. При обследовании врачом-криминалистом, который был участником делегации, этот заключенный продемонстрировал большие участки красноватой и красно-коричневой пигментации кожи на обеих ягодицах и задних областях обоих бедер; и шрамы на задней области верхней части левой ноги и на задней области верхней и нижней части правой ноги, а также на внутренних областях нижних частей обеих ног. «Замеченные участки пигментации кожи на ягодицах и бедрах заключенного (которые можно было классифицировать как поздние последствия повреждения кожи влагой) и шрамы на нижних частях ног отвечали утверждением о продолжительном контакте с экскрементами и длительной фиксации веревкой», — отмечается в документе.

Кроме того, делегация получила утверждения о том, что несколько других заключенных в колонии № 25 были наказаны аналогичным образом в связи с невыполнением приказов персонала. Делегация имела возможность ознакомиться с материалами расследования в отношении уголовных производств, возбужденных в результате жалобы, поданной одним из этих заключенных, которая содержала отчет судебно-медицинской экспертизы с медицинскими заключениями, аналогичными выводам, приведенным выше — такими, как вывод о пигментации кожи на обеих бедрах.

Другой опрошенный делегацией заключенный утверждал, что в декабре 2019 года его отвели в комнату в административном здании, где его раздели догола, а его руки и ноги связали клейкой лентой. На голову надели полиэтиленовый пакет с мокрым полотенцем, что привело к ощущению удушения. Заключенный утверждал, что после этого его били руками и ногами несколько офицеров и «дневальных», которые якобы также нанесли ожоги на его ягодицы подожженной газетой. Он также утверждал, что во время другого случая его изнасиловали дубинкой. В ходе обследования врачом-криминалистом, который был участником делегации, этот заключенный продемонстрировал участок поверхностных рубцов размером примерно 4,2 на 1,7 сантиметров в нижней части правой ягодицы и задней части правого участка правого бедра, соответствовало ожоге второй степени, который зажил.

«В том, что касается 2020 года, делегация почти не получила утверждений о физическом жестоком обращении работников колонии № 25. Представляется, что со сменой руководства тюрьмы в начале 2020 года имело место значительное улучшение обращения с заключенными. Многие из допрошенных делегацией заключенных утверждали, что рутинные избиения и другие тяжелые формы жестокого обращения со стороны сотрудников колонии (и «дневальных») прекратились с прибытием нового руководства, и обратили внимание на значительные изменения в поведении персонала с ними. При этом в учреждении осталась на месте широко распространенная практика психологического давления на заключенных (например, для предотвращения представления ими жалоб во внешние органы), а также общая атмосфера страха, хотя она значительно уменьшилась по сравнению с ситуацией, которую Комитет заметил в 2016 году», — говорится в докладе. Единственный относительно недавний эпизод насилия в колонии № 25 касался применения чрезмерной силы членами группы специального назначения (которую якобы вызвали в учреждение в контексте широкомасштабного обыска) рано утром 8 января 2020 года. Согласно полученным делегацией описаниям, члены группы, которые носили полное защитное оборудование и балаклавы, вывели нескольких заключенных из жилых помещений, надели на них наручники и заставили их лечь на пол, после чего били их ногами и/или дубинками (в том числе по голове). «На момент визита продолжалось уголовное расследование утверждений о применении чрезмерной силы членами группы специального назначения», — говорится в документе. Некоторые из допрошенных делегацией заключенных утверждали, что заявленная цель упомянутого выше вмешательства заключалась в наказании тех, кто жаловался внешним органам на жестокое обращение и другие незаконные практики в учреждениях. Исправительная колония № 25 в Харькове — учреждение среднего уровня безопасности для осужденных совершеннолетних мужчин, имела официальную вместимость в 1112 мест (согласно нормы в 4 кв. м жилого пространства для одного заключенного) и вмещала на момент визита 796 заключенных.

Как сообщал Харків Times, Управление Государственной уголовно-исполнительной службы Украины сообщило, что в государственном учреждении «Алексеевская исправительная колония (№ 25)» 8 января во время общего обыска произошел бунт заключенных. Согласно сообщению, «к отдельным осужденным была применена физическая сила и специальные средства — наручники». В колонии был введен режим особых условий, во время которого усиливается охрана, надзор за осужденными, осуществляются другие дополнительные режимные мероприятия.

Юристы Харьковской правозащитной группы и помощники народных депутатов в течение дня 9 января не могли попасть на территорию Алексеевской колонии №25. Адвокаты ХПГ приезжали в колонию 2 и 3 января и зафиксировали немало свидетельств осужденных о пытках и бесчеловечном обращении — изнасилованиях, постоянных избиениях, сверхурочной и бесплатной изнурительной работе.

Офис Омбудсмена Украины сообщил, что к 22-м осужденным были применены резиновые дубинки и наручники.