Зайцева&Дронов: ТОП-5 фактов по ДТП на Сумской

Фото: www.mediaport.ua

Прошло больше года, как в центре Харькова в результате аварии погибли шесть человек, но до сих пор никто не понес наказания. 18 октября 2017 года Lexus, который ехал на красный свет светофора, после столкновения с автомобилем Volkswagen вылетел на тротуар и накрыл собой пешеходов. Сегодня в судебном производстве — 12 пострадавших, на скамье подсудимых — двое обвиняемых, Алена Зайцева и Геннадий Дронов.

Первое судебное заседание по сути состоялось в конце февраля 2018 года. Участники процесса, особенно те, кто потерял родных, сначала посещали все суды. Нынче адвокатам приходится уговаривать людей прийти на очередное заседание. Причина — они не верят в справедливое наказание и устали ждать приговор. Как рассказывает представитель потерпевших Дмитрий Марцонь, перед каждым заседанием у него разрывается телефон, люди все время спраши­вают: «Сколько можно ждать? Сколько можно затягивать? Мы уже ни во что не верим!»

Факт №1

Скорость Lexus — первое и самое неоднозначное белое пятно в деле Зайцевой-Дронова. Бортовой компьютер Lexus замер на скорости 102 км/час, но в деле записано «не менее 80 км/ч». Адвокаты потерпевших до сих пор не могут понять: почему невозможно доказать, что за несколько секунд до аварии скорость автомобиля Зайцевой была еще больше. Ведь есть запись, на которой видно, что автомобиль девушки пересекает двойную линию и словно едет наперегонки с водителем красной машины, которую, кстати, так и не нашли.

Эксперты провели три автотехнических экспертизы и не пришли к единому мнению: как быстро двигался «японец» по улице Сумской. На одном из последних заседаний, трое из четырех технарей заявили: скорость установить невозможно, и заверили, что эта информация не важна, так как действия второго водителя — Геннадия Дронова — не соответствовали правилам дорожного движения.

Факт №2

Опиаты в моче Зайцевой. Еще одна загадка в деле: почему в обвинительном акте не учитываются выводы врачей относительно состояния Алены Зайцевой. Прокуроры о наличии опиатов в моче девушки говорят так: этот факт характеризует личность водителя. Все. Точка.

Сторона защиты Зайцевой уверяет: никаких опиатов не было, подзащитная получила 10 лет назад тяжелую травму головы, у нее — постоянные мигрени, поэтому за день до аварии она прияла таблетку обезболивающего.

Представители потерпевших в свою очередь считают, что исчезновение из обвинительного акта сведений об опиатах в моче Зайцевой — принципиальный момент.

«Потерпевшие, интересы которых я представляю, настаивают, чтобы Зайцева, учитывая тяжесть преступления, получила 10 лет — максимальный срок по данной статье. В данном случае, если не будет отягчающих обстоятельств, суд может сократить срок», — говорит адвокат потерпевших Лариса Матвеева.

Факт №3

Исчезновение врача-нарколога. Расставить точки на «і» в вопросе об опиатах могла бы врач-нар­колог Елена Федирко, которая осматривала Алену Зайцеву сразу после аварии. Однако в суде медик так и не появилась. Полгода назад женщина внезапно уволилась с работы и исчезла. Ни повестки по месту жительства, ни общение с соседями так и не помогли суду разыскать ключевого свидетеля. Даже был послан запрос в пограничную службу — пересекала ли Федирко границы Украины? Ответ — отрицательный. Впрочем, адвокат Зайцевой Евгений Мельниченко уверяет: врач живет в Стаханове, на оккупированной территории в Луганской области, где ухаживает за матерью.

Факт №4

Выводы экспертов из института Бокариуса относительно границ перекрестка, где произошло столкновение, противоречивы. Так считает защитник водителя Volkswagen Геннадия Дронова Сергей Перепелица. Эксперты пришли к выводу, что автомобиль Дронова передней частью пересек ближнюю границу перекрестка. Но защита обращает внимание на то, что проведенная на фототаблице линия не задевает Volkswagen, в отличие от схематического изображения. На допросе специалисты объяснили эти различия особым ракурсом съемки, а также тем, что линия видна под углом 90 градусов. Суд в отводе экспертов отказал.

Факт №5

По поводу компенсаций адвокаты также ломают копья. Изначально по 50 тысяч гривен пришло на счета десятерым пострадавшим семьям. Люди о ситуации узнали не сразу, ведь в графе отправитель значилось Иванова, а не Зайцева. Узнав, что деньги отправила мать девушки-водителя, некоторые решили вернуть их обратно. Но не все. Жанна Власенко, Оксана Нестеренко, Юрий Неудачин, Анна Комар и Марина Ковалева приняли деньги.

Семьи Берченко и Винниченко отказались взять 50 тысяч, предоставили суду копии чеков и считают, что эти деньги не являются смягчающим обстоятельством. Свое решение поясняют так: Уголовный Кодекс не предусматривает в перечне смягчающих обстоятельств частичное возмещение.

Марта Харьковская, Харьковский репортер