Харковчанин официально получил статус разоблачителя коррупции

Для этого ему пришлось два года добиваться открытия уголовных производств по фактам деятельности его руководства и лишиться работы.

Кумовство и растраты в ХМАПО

Элгуджа Диасамидзе не был новичком в медицине, когда обратил внимание на кумовство и растраты в этой сфере. И мог бы на все закрыть глаза, так как занимал весьма высокую должность — директор Института стоматологии при Харьковской медицинской академии повышения образования (ХМАПО). Его сразу смутили кумовские отношения на кафедрах академии, которыми заведовали семейные подряды.

«Я узнал о том, что официальный долг людей перед академией, которые проживают в ее общежитиях, составляет 3,9 миллиона гривен. На основании этого деньги за коммунальные услуги, а они исправно оплачиваются, шли из средств госбюджета, которые выделяются на существование ХМАПО. При этом точно знаю, что в общежитиях живут люди, которые не имеют на это право, и они за это платят, но неофициально», — рассказал Элгуджа.

Закрыть неофициальный отель и прекратить вымывание бюд­жетных средств на коммуналку

Диасамидзе попытался мирным путем. Рассказал все ректору, попросил также разобраться с кумовством. Но поддержки не получил, более того, стал открытым врагом для руководства академии. Тогда он собрал доказательства, обратился в правоохранительные органы и добился открытия уголовного производства по факту растраты. За это время Элгуджа вскрыл и другие схемы вывода бюджетных средств. Но лишился работы.

Закрыли подразделение и уволили

Элгуджу Диасамидзе уволили с поста директора Института стоматологии ХМАПО, так как закрыли само это подразделение академии. В суде Элгуджа попытался оспорить это решение, а представитель ХМАПО заявил, что не видит никакой связи между этим решением и антикоррупционной деятельностью доктора, мол, просто ему не нашли другой работы. Хотя остальные сотрудники, врачи и лаборанты, ее получили.

Сам Элгуджа и антикоррупционные органы, к которым он обратился, увидели в этом конфликте прямое ущемление прав разоблачителя коррупции — такой статус он официально получил от НАПК. Это стало новостью не только для руководства ХМАПО, но и для суда, который признал, что при увольнении Диасамидзе не была соблюдена процедура. Директора Института стоматологии могли уволить только после согласования этого вопроса с профсоюзом, чье мнение ректор даже не спросил.

Представители же НАПК, которые приехали на суд, отметили, что именно статус разоблачителя, который получил харьковчанин, должен теперь защитить его от нападок руководства. Как минимум до тех пор, пока по уголовному расследованию, открытому по фактам, предоставленным разоблачителем, не будет принято решение.

Пока антикоррупционеров немного

Статус разоблачителя коррупции — новое явление в украинском правовом поле. Он введен в рамках Закона «О предотвращении коррупции», и фактически в обмен на информацию, предоставленную гражданином, антикоррупционные органы обещают ему защиту, в том числе в рамках трудового законодательства. Однако пока таких добровольных антикоррупционеров немного, так как не до конца разработан механизм их защиты — проект закона «О защите разоблачителей коррупции» еще не прошел голосование в Верховной Раде и продолжает дорабатываться. При этом авторы надеются, что при наличии такого механизма количество добровольных помощников НАПК и НАБУ в Украине вырастет в разы.

Проект закона «О защите разоблачителей коррупции» предполагает защиту информации о разоблачителях и их семьях, создание эффективного юридического механизма защиты их прав. Сейчас же они, как Элгуджа, вынуждены самостоятельно отстаивать свои права в суде, несмотря на официальный статус разоблачителя, а НАПК в процессе может выступить лишь третьей стороной.

В большинстве стран разоблачители имеют право на вознаграждение — от 10 до 30% от средств, которые удалось вернуть государству благодаря их сведениям.

Обязанность определить понятие разоблачитель и обеспечить защиту возложена на Украину в рамках Конвенции ООН против коррупции. В большинстве стран вопрос защиты лиц, сообщающих о совершении коррупционных нарушений, урегулирован на законодательном уровне. Защите подлежат разоблачители, которые сообщают не только о совершении коррупционных, но и других нарушений внутреннего законодательства страны. Чаще всего речь идет об информационной или бесплатной правовой защите. В США и Канаде предусмотрена уголовная ответственность за преследование разоблачителей.

Кира Волкова, «Харьковский репортер»

Фото автора и Игоря Гуденко