Моя история правдива, в ней все, как есть — Алина Паш

Фото: София Митина / ХарківTimes

В рамках первого этапа проекта «Лига образованной молодежи», который проходит при поддержке фонда Александра Грановского, студенты различных харьковских вузов продолжают узнавать историю развития и успеха известных людей. И ставить им любые вопросы. На третий день проекта перед студентами выступила финалистка шестого сезона телевизионного проекта «X-фактор», хип-хоп певица Алина Паш. В этом году артистка победила в номинации «Лучший хит в жанре хип-хоп» музыкальной премии Yumi.

Перед выступлением Паш поделилась с корреспондентом ХарківTimes своими впечатлениями, мыслями и переживаниями:

Мне на самом деле приятно сегодня выступать. Для меня такая практика впервые, и я немного нервничаю. Согласилась, видимо, потому, что за свои 25 лет и за семь лет в нашей столице, которая немножко такая … бывает сложная со своими реалиями, у меня накопилось, что сказать. Мой путь, он натуральный, я ничего не скрываю. Я верю, что люди, которые чувствуют мой вайп, чувствуют, что моя история правдива — в ней нет какой-то продюсерской продуманной темы, то есть все как есть. И пожалуй, эта натуральность как-то людей вдохновляет. В своем творчестве я много где обращаюсь именно к этому новому поколению, так сказать, — к молодым людям, к моим ровесникам, к немножко младшим, или вообще к малышам. Я обращаюсь к ним с какими-то пережитыми — болезненными, или счастливыми — штуками, и хочется всем этим делиться, хочется делиться тем, что настоящее, и они это могут увидеть в моих глазах.

Чего вы лично ждете от этого первого в таком формате выступления? Чего вам хотелось бы, возможно, для себя?

Очень хочется вдохновить сегодня студентов. Я знаю, что очень много людей — особенно в таком возрасте — которые порой не верят в себя, и это момент достаточно важен. Я до сих пор помню: в возрасте 18 лет, например, у меня было очень много вопросов в голове, на которые я не могла найти ответы. И только вот эти люди, которые умеют генерировать энергию и отдавать ее, действительно вдохновляли. И у меня были в жизни люди, которые умели одним предложением поменять мою судьбу. Поэтому если мне удастся хотя бы немного сдвинуть курс людей в лучшую сторону — я буду счастлива.

Здесь много молодых людей, у которых есть желание, мечта, есть цель, но многие боятся неудачи. Если говорить о музыке — то есть действительно талантливые люди, но они боятся даже подать анкету на какое-то музыкальное шоу типа «Х-фактор» — не то, что пройти кастинг. Как сделать этот первый шаг?

Страх — это один из тех дядюшек, которые нам мешают. Мешают добиваться по-настоящему больших достижений. И на самом деле у меня было много моментов, когда мне приходилось из-за моей застенчивости проходить все, принимая другую часть себя: такой маленький танк, как я это называю. Это часть мамина, она у меня такая очень пробивная, и я всегда, когда мне надо было идти на абордаж, вспоминала маму, которая говорит: «Иди! Давай, все получится!» Это так, как будто, случайная фраза, но она звучит в голове — и тогда просто идешь сквозь страх.

А какой у вас был или есть такой огромный страх? Возможно именно музыка, или пение вам помогли его как-то побороть?

Да, я когда-то очень боялась темноты. Я не могла нормально даже иногда пойти в другую часть дома, потому что я очень ее боялась. После смерти дедушки, мне казалось, что за мной ходят духи. Не сам дедушка, а такая вещь, как смерть. Она ко мне прикоснулась в шесть лет и, конечно, я тогда была довольно чувствительна. И вот я несколько лет не могла себе позволить быть спокойной в темноте. И помню именно момент, когда я покончила со всем этим — когда я шла в темноте, я начала напевать различные веселые песни «ла-ла-три-ру-тра-ля-ля» мне страшно, и я пою себе какую-то дурацкие мелодию, и у меня страх начал проходить. Именно так — напролом идешь и себя сам мотивируешь: «Все классно, все классно».

И как вам удалось переступить через себя, когда вы пошли на кастинг «Х-фактора»? Ведь вы — неизвестная девочка, перед вами куча людей, эксперты, конкуренты. Это же действительно страшно …

Если говорить об «X-факторе», то, наверное, это было очень спонтанно. Мне было очень страшно, меня трухануло полностью: потные руки, все дела. Ну, так же напевая себе какую-то мелодию под нос, я думала: «Да бляха муха, да сколько той жизни? Надо вот взять и сделать это, потому что дальше буду по-любому жалеть, если это не сделаю». Я была последней и понимала, что после меня — все, конкурсантов уже нет, они уставшие. И я там села на стол, потом — на кресло … я уже чувствовала: «гулять — так гулять», как говорится.

В зале, наверное, есть люди, для которых вы — образец: они видят вас только на экранах телевизору и вы — что-то такое недостижимое. Насколько важно, по вашему мнению, чтобы кумир, так сказать, мотивировал своих фанатов, молодежь? Вот если бы вам кто-то из тех людей, на которых вы смотрели, как на идолов, сказал: «давай, ты можешь», — это как-то повлияло бы?

Если бы ко мне подошла Бейонсе и сказала: «Малышка, давай, гарцуй-гарцуй, оно всё получится! Ломай стереотипы! Все получиться даже в Украине, где не работает еще нормально авторское право, и ты не получаешь свои деньги нормально от того, что ты постишься музыку, вкладываешь в нее в разы больше, чем ты зарабатываешь и, в принципе, это не прибыльный бизнес вообще… Все равно делай это», — то я бы, пожалуй, слезу пустила и после этого сразу побежала бы на хореографию и на вокал. Это важно, такие люди имеют особую энергию. Я уверена, что там, где Бейонсе проходит, — там вокруг нее атмосфера. Есть такие люди, которые наполняют собой стены вообще, не важно, в какой комнате они есть. У них такая сильная-сильная энергетика. И они своим взглядом, своим маленьким жестом, теплым словом могут на самом деле наполнить. Недавно такой женщиной для меня стала Нина Матвиенко, с которой мы виделись на записях к клипа «Падло», который мы спели с alyona alyona. У нас авторский текст говорила Нина Матвиенко. Я ее встречала, проводила в студию, разговаривала с ней. И вот от нее идет такая энергия — сильная, женская, мудрая, милосердная — и меня такие люди очень вдохновляют. И она мне сказала такие клевые вещи! Сказала, что ей нравится видео: «Класс, я в тебя верю, ты такая птичка яркая, на которую приятно смотреть, но и приятно слушать», — и это было как-то так клево… Приятно было это слышать! И после этого у тебя аж ладони горят!

Петь по-украински в последнее время — это некий тренд. Во-первых, из-за квот, а во-вторых, — из-за того, что в украинцах стремительно выросло национальное сознание. Вы всегда пели именно по-украински?

Я всегда говорила на украинском. Я хорошо владею русским, хорошо владею английским, учу испанский и французский. Я люблю языки. Они мне очень нравятся, вообще. Полиглотам я, конечно, завидую, не так все оно просто. Если бы было немножко у меня упорства… Но есть моменты хорошие, то есть английским я хорошо владею, могу свободно общаться. С моим парнем идет коммуникация на английском уже два с половиной года. А украинский — это прикольно, потому что я себя в нем чувствую в своей тарелке, и я знаю, что я могу сказать любое слово как угодно красиво, могу предложение подать красиво, потому что это — мой родной язык, на котором я разговаривала с детства. У меня отец украинский филолог, поэтому мастерство слова всегда было в семье. Но в то же время был диалект. В какой-то момент появился суржик, который тоже является частью, как мне кажется, украинского диалекта. Кто-то очень осуждает за это суржик, а я понимаю, что это — язык народа и, в принципе, ты никуда от этого не денешься, просто надо это нормально воспринимать. Мне приятно говорить красивым украинским языком, который встречается в центральной Украине, на Львовщине. Это красиво, приятно слышать просто. Это такой литературный язык. Но на самом деле любой язык прекрасен, если ты честен с собой.

Вот эта тенденция такой «повальной украинизации» музыки, телевидения, шоу-бизнеса вообще — это, по-вашему, хорошо? Или не имеет значения, на каком языке человек говорит или поет, если делает это красиво и искренне?

У нас квоты начинались от 15 процентов, потом — 25, потом — 35 на радио в частности. Я помню ситуацию во Франции, когда их ввели — 70% на радио. Посмотрите, какая сцена у французов. Если считать нашу старую территорию Украины —  а я ее до сих пор такой считаю, какая карта была детстве — так и есть — то у нас с Францией почти одинаковые по площади страны. Большие, с большими городами, как Харьков, например. Франция — совершенно огромная самодостаточная сцена. Жаль, что мы еще не доросли до нее, но я уверена, что у нас есть перспективы. И у нас есть классная история, куда я в принципе и копаю, чтобы Украина не была «с веночком и вышиваночкой». Очень неправильно говорить, что это — Украина. Нет, это не она, Украина — это немножко глубже. Украине нужно время признавать свои ошибочки, также признавать свои слабые стороны, это также нормально. У нас, конечно, любят себя только похвалить, или порыдать. Это неправильно, мне кажется. Надо просто принимать себя какие мы есть. Быть честными перед собой и быть честными перед своими близкими — и тогда, мне кажется, сразу механизм начнет запускаться лучше.

По украинизации, я считаю, что человек, живущий на украинской территории с такой глубинной и большой историей, если ты сознательный человек, — ты пороешься немножко в книгах, и поймешь, что все-таки это не была Малороссия, это всегда была Украина. И появилась сначала Киевская Русь. Так клево знать свой язык, особенно когда она так мелодично и красиво звучит! Как я говорила, быть полиглотом — круто. Круто знать несколько языков и не чураться других. Мы вообще украинцы, камон! Надо признать, что нам повезло, ведь мы понимаем и можем говорить на украинском, мы понимаем белорусов, мы можем говорить на русском, мы можем понимать немножко… Например, я понимаю поляков, румын, словаков, потому что я знаю диалект. А знание языка — это вообще мудрость, это коммуникация. Мы — центр Европы. Ведь на самом деле географический центр Европы находится в Закарпатье, в селе Деловое. Вот и весь ответ. Мы можем себе позволить разговаривать на нескольких языках, и будем от этого только умнее.

Студентам Паш также рассказала о главных, по ее мнению, аспектах в становлении себя: «поплачь, но вытри сопли», «делать, что хочешь — это не равно не делать, чего не хочешь»,»делай с любовью», «помни свое детство», «не сходи с дороги»,»делись светом»,»практикуй честный обмен», «думай, что тебя делает тобой».

На следующий этап проекта «ЛОМ» попадут лишь 400 студентов, которые записали лучшие видеообращение с хэштегом #напроЛОМ. Они должны записать обращение как бы от себя будущего — себе настоящему: что нужно делать, с кем знакомиться и где быть, чтобы достичь своей цели. Следующий этап будет проходить на базе отдыха, за городом. Там те, кто прошел, также будут иметь возможность пообщаться уже с другими спикерами и тренерами. А на последний этап попадут только те участники программы, которые сделают лучшие социальные проекты. Те же 30 студентов, которые выполнят все задачи, попадут в крупные компании Украины на практику. А после ее прохождения — смогут пойти туда работать, если будут отвечать требованиям работодателя.

София Митина