Харьковский волонтер — о волонтерстве

Фото: Александр Костенко/Facebook

Харьковский журналист Александр Костенко с первых дней российского вторжения взял на свои плечи заботу о тех, кто не может заботиться о себе сам. Харьков Times без купюр публикует его текст ко Дню волонтера.

Наши дорогие волонтеры, низкий вам поклон и огромная благодарность за все, что вы делаете для Украины! Поздравляем с праздником и желаем скорейшей нашей Победы!

начиная с 24 февраля мы потеряли все свои навыки. мы утратили все, что умели, да оно и не пригодилось бы нам в эти черные дни. нам всем не оставалось ничего, как просто начать помогать людям.

мы — баристы и айтишники, электрики и бизнесмены, рестораторы и кассиры в обменках, политлоббисты и продавцы стройматериалов, и еще сотни других профессий — в одночасье стали волонтерами. волонтерами-аматорами.

кто-то хантил и сливал наводчиков в телеге. кто-то тратил свои мирные накопления на брошенных стариков, кто-то заправлял соляру, искал собачий корм, выезжал под обстрелами туда, куда вояки не советовали, потому что же «там бабушка неделю без памперса лежит», кто-то эвакуировал с Салтовки семьи со всем их скарбом.

всех их объединяло одно: эти люди никогда не занимались такой деятельностью раньше. мы не были волонтерами — и мы стали ими в один момент.

именно тут я хочу низко поклониться волонтерам-профессионалам, которые помогали людям с 2014 года, и к 2022-му подошли во всеоружии — хотя что я спиздел такое, никто из нас не встретил 24 февраля во всеоружии.

и я считаю, что именно у волонтеров-профи должен быть свой отдельный профессиональный праздник. в котором под ногами не будет вертеться всякая шушера типа меня. пусть нам, аматорам, будет свой отдельный праздник, я только за, но я считаю унизительным притаптываться возле настоящих волонтеров, которые и после войны буду топтать эту страшную тропу, а я сниму бронежилет и пойду заниматься мирными делами.

в этих словах нет ничего самоуничижительного. просто эта война открыла во всех нас единственное, общее на всех чувство: чувство эмпатии. но это скоропортящийся товар, и на десятый месяц войны я осознал — насколько скоропортящийся. я фильтрую людей, я безжалостно отсекаю халявщиков (да, я не умел этого еще три месяца назад), я строжайше слежу, чтобы не перевесить какому-то старику пачку пшенки, и не потому что мне жалко, а потому что ресурс — это штука, которая должна работать, а не разводить жучков в кладовке. я произношу фразу «вам же уже платят пенсию, да и продуктовый в вашем доме открылся», хотя я раньше не произнес бы ее никогда.

я открою секрет. я не хочу быть и оставаться волонтером, хотя некоторые говорят, что у меня получается. я хочу лететь по трассам Италии в кабриолете, чесать облезлый от средиземноморского загара нос и думать только о том, в каком ресторанчике мы поужинаем с семьей.

но вместо этого я вижу шизофрению, онко, обделанные памперсы, постоянные рассказы о молодости, в которой они были счастливы, и бесконечные, бесконечные слова благодарности, которые выедают меня изнутри как кислота.

я не хочу этим заниматься, но я занимаюсь, и лишь только потому, что волонтерство — это глубокая и сильнейшая зависимость. и пока она приносит пользу хоть одной лежачей старухе — я буду этим заниматься.

за девять месяцев я узнал многое. как нищие отдавали последнюю копейку, чтобы я передал более слабым; как люди плакали за батон хлеба; как дрались на раздачах за куриную ногу; как помогали совершенно незнакомым; отдавали свои машины, деньги, вещи, оружие. я узнал, что у нас такое количество охуительных людей.

я многое узнал о нашем бизнесе: когда одни открывали свои склады и гаражи для нужд вояк, а другие в марте закрывали в супермаркетах кассы безнала, чтобы выкачать кэш себе в Испанию.

мы вспомним все это, бойцы Батальона Монако, когда закончится война, и мы перестанем быть волонтерами. мы вспомним, и ваши тестикулы, парни, разлетятся омлетом по всем репутационным площадкам.

но пока мы волонтеры. волонтеры-аматоры, в подметки не годящиеся своим коллегам-профи, но тем не менее что-то могущие.

с праздником, ребята. с праздником, который пусть никогда не повторится. а это произойдет только вместе с нашей Победой.

стоїмо, козаки! пока наши бойцы множат на ноль говно с севера, мы держим тут, в тылу, тех, кто не может продержаться сам.

своими силами. своим здоровьем, своими (и вашими, конечно же) деньгами.

не хотелось, но я объявляю Шестой великий Сбор.

как всегда: каждая гривня важна, каждая банка тушенки продлевает жизнь, каждый памперс дает старику не умереть позорно.

вы крутейшие! после войны я озвучу сумму, которую вы надонейтили мне, одному маленькому мне, не фонду, не организации, не бизнесмену. каждая ваша копейка, поверьте, ушла в чью-то жизнь.

навалимся, други. этот сбор будет не главным, но решающим. винтер из камминг, а стариков надо готовить к зиме.

спасибо вам. спасибо вам. спасибо!

карты Привата и Моно, а также Настин paypal :

4149439301003228 Приват

4441114442642565 Моно

paypal Насти: [email protected]

все буде Україна.

p.s. из недавнего.

  • Сашечка, здравствуйте. а можно ли еще раз привезти Рисперон сыну, уже заканчивается, а вы нас так выручали… [рисперон — препарат при тяжелом течении шизофрении]
  • да, здравствуйте, завтра постараюсь подвезти. напомните, что у вас там по запросам еще было? по-моему памперсы XL и влажные салфетки? сколько еще нужно?
  • ой, Сашечка, памперсов уже не надо. то мужу надо было, а он умер вот неделю назад, 16 тысяч взяли с нас за кремацию. а памперсов не надо, и так спасибо вам, теперь хоть не придется беспокоить вас…