Назар Божинский: «Харьков всегда был столицей кобзарства»

Фото: Ukrainer, Назар Чорношличник/Facebook

34-летний кобзарь Назар Божинский словно сошел со старинных гравюр. Статный, с чубом-оселедцем, на плече — бандура или лира. Его часто можно услышать на улицах Харькова. О том, как удалось сохранить кобзарскую традицию, из какого дерева лучше делать бандуру и почему выступления кобзарей сегодня востребованы — в интервью «Харьковскому репортеру».

Из архитекторов в кобзари

Назар, вы учились игре на кобзе профессионально?

— У меня совсем нет музыкального образования. В детстве две недели походил на скрипку, потом оставил учебу вообще — учитель музыки кричал на детей, мне не понравился такой метод. Игрой на кобзе увлекся на первом курсе архитектурного факультета университета.

Из архитекторов в кобзари? Какой неожиданный выбор…

— На самом деле, он закономерный. Многие архитекторы и художники возрождают украинское кобзарство. Умение играть на народной бандуре сохранилось чудом: архитектор Георгий Ткаченко научился этому 100 лет назад у настоящего слепого кобзаря, а затем уехал в Москву на учебу. Вернулся в Киев уже пенсионером после Второй мировой войны. Тогда настоящих кобзарей оставалось двое или трое — в 30-х годах прошлого столетия почти всех украинских бандуристов расстреляли. А инструмент сохранился только у Ткаченко. Фактически от этого архитектора и началось возрождение украинского кобзарства.

А как правильно называть инструмент: бандура или кобза?

— Это фактически одно и то же, в старину названия существовали параллельно. В середине 50-х годов прошлого столетия в советское время сделали фабричную бандуру — она очень отличается от народного инструмента. У кобзы 7-12 струн, в традиционной украинской бандуре 20-22, а в советском заводском инструменте — более 40 струн. В музыкальных школах и училищах учат играть именно на последнем. Конструкция корпуса заводской бандуры внутри похожа на фортепиано и на цимбалы.

Кобзы делают из красной вербы

Как у вас появилась кобза?

— Первый инструмент мне подарил отец — он пообещал что-нибудь купить, если сдам все экзамены на отлично. Я попросил бандуру. А в 2009 году сам сделал свой первый инструмент и с тех пор изготавливаю кобзы.

Сохранились технологии, по которым можно сделать кобзу?

— Их возрождали в 80-е годы прошлого века — те же художники, архитекторы на основе старинной литературы. Сейчас эти знания уже передают от учителя к ученику. Традиционно кобзу делают из цельного дерева — выдалбливают такую огромную ложку…

А какое дерево подходит для изготовления музыкального инструмента?

— Верба, клен, липа, груша, орех. Лучше всего делать кобзу из красной вербы — она отличается от плакучей тем, что у нее ветви растут вверх. Из этой древесины в старину делали лодки, дома, потому что она плотная, легкая и от удара звенит. Из-за этих качеств вербу использовали и для народных музыкальных инструментов. Клен тоже хорош, но он тяжелый.

Где вы находите древесину?

— В Харьковской, Полтавской и Киевской областях. Главное, чтобы дерево было не гнилое и без жуков внутри, и лучше не срубленное, а чтобы оно само упало. Инструмент можно сделать быстро — известный мастер и художник Николай Будник как-то изготовил бандуру за месяц. Но лучше — одну в год. Древесина постепенно подсыхает во время работы. А еще у людей, которые учатся делать кобзы, остаются заготовки — я иногда дорабатываю их. В прошлом году довел до ума заготовку, которую Николай Будник, ученик архитектора Ткаченко, сделал еще в 1983 году.

«Зимой играю на лире — ее можно укутать в платок»

У вас один инструмент?

— Несколько. Первый отец подарил, второй сам сделал. А еще есть уникальная кобза мастера Николая Будника, которую чудом удалось спасти из Донецка. Будник не только кобзы делал, но и пел с ними. И он подарил своему ученику, писателю Дмитрию Белому, который жил в Донецке, свой лучший инструмент. В 2013 году кобзу надо было немного подремонтировать, писатель привез ее мне. А потом он уже бежал из Донецка, даже не все вещи вывез оттуда. И сейчас я беру эту бандуру на какие-то важные события, приятно, что она звучит.

В Украине сегодня много кобзарей?

— Не очень — несколько десятков. Вообще-то эта профессия для людей незрячих, у них очень развит музыкальный слух, который улавливает все вибрации инструмента. Но таких всего несколько человек — в Ромнах Сумской области, на Львовщине и еще есть лирники (лира похожа на скрипку, но надо крутить ручку).

У вас есть ученики?

— Да, несколько человек, в основном молодежь. Игре на кобзе учатся до 30 лет, пока можно усвоить музыкальную науку и пальцам хватает гибкости.

Какие профессиональные особенности у бандуристов и кобзарей?

— Умение принимать совершенно разных людей в любых обстоятельствах. Часто играть приходится на морозе или у церкви, где могут прицепиться бомжи или полиция, перед этнографами или профессиональными музыкантами.

До какой минусовой температуры вы играете?

— На бандуре играю максимум до поздней осени и начинаю с апреля, как потеплеет. От мороза струны могут лопнуть. Если надо выступать на улице зимой, беру лиру, потому что ее можно завернуть в платок и играть на ней в перчатках — она лучше выдерживает мороз.

На выступления есть спрос

Любая сценическая профессия зависит от зрительского спроса. Может бандурист содержать семью?

— Стабильный заработок возможен, но этим нужно заниматься на полную. На выступления кобзаря есть спрос. Причем большая часть репертуара — религиозная.

Куда вас приглашают?

— Обычно на поминальные дни — заказывают проиграть и спеть псалмы. А в Ромнах моего коллегу, если нет священника, приглашают и на похороны отпевать, и на праздник, и на большие обеды, чтобы прочитать молитву.

А что-то веселое в репертуаре есть, чтобы спеть на свадьбах?

— Да, приходилось и с бандурой, и с лирой играть на свадьбах. Но сейчас электронная музыка вытеснила живую — потому и скрипачей народных трудно найти. Еще играю на Южном вокзале для украинских военных, которые едут на фронт или возвращаются. В Киеве играл на Трухановом острове, в городке для реабилитации военных.

Как зрители и прохожие относятся к выступлениям?

— В Харькове воспринимают как свое, родное. А во Львове, Киеве относятся как к туристической диковинке. Харьков всегда был столицей кобзарства, столько же музыкантов с бандурами было разве что в Миргороде.

Игорь Матвеенко, «Харьковский репортер»

Подписывайтесь на новости Харків Times в Facebook, Telegram и Twitter!