В Харькове умерла пенсионерка после отказа больницы ее госпитализировать

Скриншот

Пенсионерка Надежда Лиманская умерла после отказа работников Харьковской городской клинической больницы №8 ее госпитализировать.

Об этом ХарківTimes узнал из сообщения ее дочери Елены Лиманской в Facebook.

«Мамы больше нет с нами — ее убил отказ в госпитализации и переезд в другую больницу… Мою мать, которую я по скорой привезла в 8 кардиологию, отказались принять в больницу на лечение! У нас было направление от врача, и мама в очень тяжелом состоянии!!! Это наша районная больница, просто зав отделением не захотела оказывать помощь», — написала она.

Елена также опубликовала видео, которое она сняла в приемном отделении 8-й больницы и затем в машине «скорой».

Елена Лиманская рассказала ХарківTimes, что незадолго до этого 76-летняя женщина переболела гриппом. Ей прописали антибиотики, и на время их приема пенсионерка прекратила принимать сердечные лекарства, которые она обычно принимала.

Придя проведать маму, которая жила в соседнем с ней доме, Елена увидела, что та тяжело дышит, пожилая женщина жаловалась на сильную слабость — но считала, что это следствие перенесенной болезни. Дочь вызвала терапевта. Врач установила, что у пациентки — мерцательная аритмия и очень учащенный пульс — 145 ударов в минуту, «Терапевт послушала ее, говорит: мерцательная аритмия и большой пульс, надо прокапать в больнице, чтобы стабилизировать это. Мама сама оделась, обулась, вышла — мы ее на каталке вывезли к «скорой, потому что у нее был остеохондроз и она ходила с двумя палочками», — сказала Елена.

Елена вызвала «скорую», та доставила женщину в 8-ю больницу, специализацией которой является кардиология. Ранее пенсионерка уже проходила там лечение, по словам Елены, врач в отделении уже был предупрежден, ждал пациентку и был готов начинать необходимые процедуры. Однако заведующая приемным отделением отказалась госпитализировать женщину. «Она сказала: пусть только попробуют вас принять на восьмом этаже!.. Она сказала, что у мамы не приступ, это хроническое заболевание, это не их профиль, и ее надо везти в 18-ю терапию. Для мамы это стало шоком. Она и так всегда говорила: я не хочу в больницу, потому что мы, старики, там никому не нужны», — сказала Елена.

По словам дочери, в машине «скорой» женщине стало плохо. «Врачи в 18-й терапии сами были в шоке: а почему к нам, мы же непрофильные», — говорит Елена.

Уже лежа на кушетке в приемном отделении 18-й больнице, женщина  перестала разговаривать: «Я смотрю — у нее нос острый стал, как у покойника. Я ей: «мама!» — она села на кушетке, я ее обняла, а она уже не разговаривает». Ей сделали анализ крови и рентген грудной клетки, положили в палату и поставили капельницу. Она уже не узнавала дочь. Приблизительно через два часа Надежда Тихоновна умерла.

«Она была старенькая и слабенькая, но мы ее в больницу привезли нормальную», — говорит Елена. Дочь уверена: если бы в 8-й больнице матери оказали помощь, она могла бы жить. 4 декабря ей исполнилось бы 77 лет.

Читайте также: