Павел Маков: «Мне интересна своя территория»

Фото: makov.com.ua

Павел Маков — один из самых востребованных и успешных художников в Украине. Он — член Королевского общества живописцев и графиков (Великобритания), в его активе — более полутора десятков мировых наград в области графики. Этой весной проект Макова Paradiso Perduto получил госпремию имени Тараса Шевченко. В эксклюзивном интервью «Харьковскому репортеру» художник рассказал о том, как он видит будущее мира и почему современное украинское искусство полно драматизма.

«Не было случая»

В Харькове ваша выставка — первая за последние 8 лет. Из-за чего возникла такая длительная пауза?

— Да просто не было случая, а сейчас есть повод: одна выставка связана с артбуком «До По», который напечатало харьковское издательство. Поэтому сделали презентацию во время открытия в Киеве и Харькове, будем делать во Львове и Одессе. А вторая выставка, в Муниципальной галерее, в связи с тем, что я получил в этом году Шевченковскую премию. Книга — это последний мой проект, а проект Paradiso Perduto я выставлял в 2014 году в Киеве, потом во Львове и в Италии.

Ваши работы были среди лотов аукциона, который провели писатель Сергей Жадан и архитектор Олег Дроздов. Наверняка, это не первый раз, когда вы так помогаете украинским воинам?

— Я участвовал во всех благотворительных аукционах, в которых предлагали. Попросили — и я дал две небольшие работы на этот. Но чтобы вы понимали: в Харькове нет ни одного коллекционера современного искусства. Люди, которые приобрели предметы искусства, помогли обществу, раненым, а вырученные за мои работы деньги уйдут на реанимобиль.

«Тоталитарное настоящее Китая пугает»

Прототипом вашей новой книги «До По» является «Книга Перемен»?

— Это не прототип, а одна из метафор, причем визуальная. Я не обращался ни к философии, ни к эстетике «Книги перемен». Просто взял за основу форму гексаграммы для построения районов города, чтобы она отдаленно напоминала о Китае и его тоталитарном настоящем, которое пугает. Оказывается, можно и деньги зарабатывать, и жить в тоталитарном режиме, который подавляет личность. Так что о «Книге перемен» всерьез говорить не стоит.

Ваше мнение в «До По» совпало с видением футурологов о том, что большие города в будущем заменят государства?

— Даже не столько совпало, сколько мне близка эта идея, — я думаю так же и мне бы хотелось, чтобы так было. Потому что я считаю, что будущее не будет принадлежать национальным или этническим государствам. Рано или поздно будем жить все вместе — или это закончится печально. Я не пессимист, но предполагаю, что, скорее всего, человечество выберет второй вариант.

«Война добавляет в искусство драматизм»

Думаете, облик современной Европы изменится под влиянием большого переселения народов, который мы сегодня наблюдаем? Ведь религиозная традиция народов, которые едут из Азии и Ближнего Востока, исключает существование живописи, скульптуры…

— Понятие культуры подразумевает умение жить вместе. И живопись, музыка — это все инструментарий, который помогает человечеству наладить совместное существование. Если они (мигранты — прим. Авт.) просто уничтожат то, что есть, то у них будет своя культура. Может быть и такое, это не в первый раз случается.

Что сделала европейская культура с культурой Центральной Америки? Она ее уничтожила. Эта цивилизация потеряна для нас, мы можем судить о ней по каким-то остаткам. Уничтожали книги, предметы переплавляли просто на золото. Европа так много начудила с другими народами, что, в общем, получает по заслугам. Другой вопрос — хотим мы этого или нет. Есть шансы, пусть небольшие, но есть, что народы адаптируются. В таких больших городах, как Лондон, Нью-Йорк, разные этносы живут вместе и сосуществуют, в общем-то, нормально.

Как война, кризисное время влияет на развитие искусства?

— Мы уже привыкли к войне за четыре года и живем в состоянии постоянного стресса. Это добавляет в искусство драматизм, потому что люди, даже не желая того, находятся в состоянии нарастающей драмы.

Вы скрупулезно изучали Харьков, зарисовывая целые районы города. Какими были открытия, связанные с урбанистическим масштабом?

— Никаких особых открытий не было — я его изучал просто как место, где живу. Харьков — очень большой, но в то же время среднестатистический провинциальный мегаполис. И это было интересно, потому что таких городов достаточно много, и в них варится большинство населения Земли. Я бывал в других больших городах, но не изучал их — это чужая территория, а мне интересна своя.

Павел Маков родился 28 августа 1958 г. в Санкт-Петербурге. Живет и работает в Харькове. Его произведения, которые выполнены в технике графики и офорта, находятся в постоянной экспозиции Метрополитен-музея (Нью-Йорк), Библиотеки Конгресса, Национальной галереи искусства и галереи искусства Коркоран (Вашингтон), в Британии — музея Виктории и Альберта. На торгах всемирно известного аукциона Sotheby’s офорты Макова в 2009 году стартовали по цене $20 тысяч.

С14 ноября по 15 декабря в Харьковской муниципальной галерее проходит выставка Paradiso Perduto («Потерянный Рай»). В проекте Маков развивает идею персонального рая, где есть место памяти и мечты. Вход свободный.

Ксения Кутовая, «Харьковский репортер»

Подписывайтесь на новости Харків Times в Facebook, Telegram и Twitter!