Любовь Кушинская: Потеряла веру в любовь и мечтает вернуть себе честное имя

Фото: Харьковский репортер

Обвинение в двойном убийстве. Больше 20 лет в местах лишения свободы в секторе для женщин-пожизненниц. Ни капли сомнения в своей правоте и, в итоге, — долгожданная свобода. Любовь Кушинская — первая и единственная на данный момент украинка, осужденная к пожизненному лишению свободы, которая вышла из колонии. Помилование в феврале этого года подписал Президент Украины Петр Порошенко. Как сегодня живется Любови Кушинской, — в эксклюзивном материале «Харьковского репортера».

«Из райотдела домой не вернулась»

Бизнес-леди из Львова возглавляла фирму, которая занималась недвижимостью. Достаток, квартира, машина, поклонники, знакомство с влиятельными людьми Украины — у нее было все, но в один день жизнь кардинально изменилась.

«Я убирала в квартире, когда мне позвонили из райотдела и попросили приехать, — вспоминает Любовь. — Сказали, что есть вопрос по моей фирме, возникли какие-то неприятности. Я удивилась: «У меня неприятности?! Такого не может быть, у меня все хорошо». Пообещали, что надолго не задержат. Я отправила дочь на занятия по танцам, закрыла квартиру и поехала в райотдел. Оттуда я больше не вернулась…».

Любовь Кушинскую обвинили в убийстве врача Ореста Циньковского и его зятя — предпринимателя Ярослава Дрожджаля. Полуразложившиеся тела мужчин обнаружили в лесу возле села Борщовичи Львовской области.

Любовь Кушинская утверждает: Циньковского не знала, а с Ярославом Дрожджалем ее познакомил Роман Станик — бывший муж экс-министра юстиции Украины Сюзанны Станик. По словам Любы, вначале они с Романом вели нелегальный бизнес, который был связан с зарубежными паспортами и ввозом иномарок, а последние два года и вовсе жили как муж и жена.

«Я во всем доверяла Роману. Когда он попросил одолжить Ярославу $20 тысяч, я дала. Это не были для меня большие деньги, — рассказывает Люба. — Ярослав должен был прийти на следующий день, чтобы получить еще $10 тысяч. Мы собирались оформить договор купли-продажи на квартиру. Когда Ярослав исчез, я решила подделать документы, чтобы не остаться ни с чем. На тот момент я считала, что спасаю свои деньги. Роман убеждал меня, что Ярослав прячется от кредиторов в Чехии».

Женщина уверена: именно Роман Станик и «заказал» это заключение, потому что сам задолжал ей крупную сумму.

«Кто убивал — я не знаю, но в том, что приговор заказан Стаником, — ничуть не сомневаюсь, — говорит Любовь. — Роман был должен мне больше чем полмиллиона долларов».

Адвокаты хотели мешок денег

Началась долгая история мучений и борьбы. Дело Кушинской в суде во Львове слушали почти 8 лет, все это время она находилась в СИЗО. По словам Любы, там она пережила и голодовку, и издевательства.

«Когда я находилась в СИЗО, был голод, кормили кашей с червяками, — вспоминает Кушинская. — Процветал туберкулез, каждый день кто-то умирал — было страшно».

Денег, чтобы нанять хороших адвокатов, у Любови уже не было — долг ей никто не вернул, а та небольшая сумма, что осталась, уходила на содержание дочери и мамы. Друзей вмиг не стало, влиятельные знакомые отвернулись, адвокаты помогать Кушинской особо не спешили.

«Во всем Львове не нашлось адвоката, который бы хотел защищать меня, — говорит Кушинская. — Мама давала им деньги, но их не устраивала сумма — им нужен был мешок денег. Все только хотели нагреть на этом руки».

В 2005 году Любовь перевели в Качановку — это единственная в Украине колония, где есть сектор для содержания женщин-пожизненниц. В заключении она изучала юриспруденцию, учила языки, много читала, работала швеей и продолжала писать десятки писем в различные инстанции, обращаться в Министерство юстиции, Генпрокуратуру, к народным депутатам. Проигрывала суды, но не отчаивалась и вновь писала.

«Я не останавливалась, потому что абсолютно непричастна к этому преступлению, и у меня не было другого выхода. Надо мной все смеялись и говорили: «Это бесполезно, Люба, механизма пересмотра для пожизненников нет, что ты делаешь?», — вспоминает женщина.

Журналисты снимали сюжеты и записывали с ней интервью, друзья организовали инициативную группу и устраивали митинги под Верховной Радой в поддержку законопроекта № 2254а («О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно гуманизации уголовной ответственности женщин»), который был отклонен. Пик внимания пришелся на тот период, когда в колонию попала Юлия Тимошенко.

«Приезжали к ней и приходили посмотреть на нас, пожизненниц. Фотографировались с нами, обещали, что не оставят, но… ничего не менялось», — вздыхает женщина.

Прошла детектор лжи

«С Александром Михайловичем Грановским я познакомилась прошлым летом, — рассказывает Любовь. — Вместе с Ириной Луценко и Юрием Тимошенко он приехал в колонию и попросил меня рассказать свою историю. Внимательно выслушав, сказал: «Я вам ничего не обещаю, но, если подтвердится все, о чем говорите, помогу».

«Если б не Денис Чернышов (заместитель министра юстиции, который курирует пенитенциарную службу, — «Репортер»), я б и не узнал об этой страшной истории, — рассказывает народный депутат Александр Грановский. — После его рассказа я решил съездить в Харьков и постараться разобраться во всем самостоятельно. Отчетливо помню свою первую встречу с Любой, которая смогла объяснить мне свои аргументы и, тем самым, заставила двигаться вперед. Я предложил Любе пройти полиграф и очень боялся, что она начнет искать отговорки, чтобы не соглашаться. К моему удивлению и радости одновременно, Люба согласилась, и буквально через неделю у меня на руках появился отчет, результат которого очень порадовал — не убивала».

Любовь признается: не сразу поверила обещаниям Александра Грановского, потому что механизма пересмотра наказаний для пожизненно осужденных в Украине нет. Просить же о помиловании Люба не могла — она так и не признала вину. Грановский подключил к работе лучших в Украине адвокатов — Андрея Федура, Зою Ярош и всю их команду. После долгой и кропотливой работы на стол президента легло прошение о помиловании, автором которого был Александр Грановский.

На свободу готовилась в спортзале

«Мне снились сны, в которых дочь и внуки пересекали границу, а я никак не могла этого сделать. Для себя объясняла это так: хочу выйти из тюрьмы, а меня что-то держит. В какую-то минуту я на машине пересекла все границы. Проснулась и говорю Валечке (сокамерница Любови Кушинской — «Репортер»): «Это какое-то Божье чудо, что-то должно произойти».

Через 20 лет, 2 месяца и 5 дней Любовь Кушинская узнала, что скоро сможет выйти на свободу. В комнату вошел представитель руководства колонии и сказал: «Любовь, вы помилованы!».

«Я кричала от радости, как сумасшедшая, — вспоминает Люба. — Подняла руки вверх и говорила: «Господи, спасибо!».

О том, что поданы документы на помилование, из обитателей сектора для пожизненниц никто не знал. Только лучшая подруга Валентина Лучанинова.

«Я попросила, чтобы меня перевели в медчасть, потому что от некоторых женщин можно было ожидать чего угодно, — говорит Любовь. — Они неоднократно судимые, одна из них, например, уже больше 40 лет за решеткой — практически всю свою жизнь».

Руководство колонии не только пошло Кушинской навстречу, но и разрешило ходить в спортзал.

«Где бы женщины не находились, они всегда должны ухаживать за собой, — считает Кушинская. — Я никогда не курила, не употребляла алкоголь, вела здоровый образ жизни. У меня не было возможности пользоваться дорогими кремами — это господь так распорядился меня сохранить, и сейчас никто не верит, что мне 55 лет».

«Ад закончился! Свобода!»

Встречать Любовь Кушинскую Александр Грановский приехал лично. Еще в самом начале их знакомства депутат пообещал: если она окажется невиновной, то он заберет ее из колонии на своем автомобиле. И слово сдержал! Огромный букет цветов, черный мерседес и толпа журналистов у ворот.

«Все! Ад закончился! Свобода!» — это были первые слова, которые счастливая Люба сказала при выходе из колонии. Первым делом женщина поехала в церковь, чтобы помолиться за освобождение. Никаких сувениров на память о колонии бывшая узница с собой брать не стала — все свои вещи оставила.

Фото: Харьковский репортер

Адвокат Кушинской Андрей Федур говорит: сейчас их первоочередная задача — отменить обвинительный приговор. Он насчитал более 10-ти нестыковок в деле и намерен добиваться эксгумации тел.

«Она помилована и вышла, но приговор остался, и он действует. Для меня главное, чтобы это дело было рассмотрено судом, и был вынесен новый справедливый вердикт. Я убежден на 100%, что в суде смогу доказать, что обстоятельства, указанные в обвинительном приговоре, не подтверждены объективными доказательствами. Когда настанет то время, когда она будет оправдана именем Украины, мы сможем сказать, что это дело окончено», — говорит юрист.

«Мама умерла, дочь осталась сиротой»

Дочь Роксолана встречать маму из тюрьмы не приехала — Кушинская запретила ей это делать. Когда мать оказалась в тюрьме, ей было 16.

«Она ночью шла, записывалась в очередь, чтобы передать мне передачу, — вспоминает Любовь. — Через 3 года после случившегося у моей мамы не выдержало сердце, и она умерла, а дочь осталась сиротой. Она не могла быть каждый день возле меня, а я была лишена возможности видеть, как она взрослеет».

После школы Роксолана получила диплом экономиста с отличием, вышла замуж. Сегодня вместе с супругом воспитывает двоих детей и живет в Праге. «Внук — красавец, рост почти 190 см, на следующий год будет поступать в медицинский, внучка — ангелочек наш, пойдет в лицей», — с гордостью рассказывает Любовь.

Кушинская признается: очень скучает по дочке. Годы разлуки отдалили их друг от друга, ведь они не виделись, общение происходило по переписке, а в последнее время — по скайпу.

«Хочется вернуть теплые отношения, которые были раньше, — говорит Люба. — Хочется обнять ее, поговорить, поделиться».

«Привет, родной мой!»

Находясь в местах лишения свободы, Люба неоднократно предпринимала попытки связаться с бывшим гражданским мужем Романом Стаником. Увы, все они были безуспешны. Узнав о том, что журналисты собираются записать с Романом интервью, Люба уговорила взять ее на встречу.

«За столиком сидели Сергей Лойко (журналист, писатель, автор фильма «Кровавая квартира» — «Репортер»), напротив — Станик, — рассказывает Кушинская. — Я подошла и говорю: «Привет, родной мой!». Мне хотелось посмотреть ему в глаза, спросить: за что он меня упек на долгие годы? Неужели эти несчастные деньги стоили того, чтобы я оказалась там?! Но разговора не получилось: Роман стал меня обзывать и… убежал».

Кстати, когда Люба находилась в колонии, ей приходило много писем от мужчин, которые хотели познакомиться. Потенциальные женихи узнавали о ней из многочисленных интервью и видеосюжетов. Письма приходили пачками, Любовь читала их, но ни на одно так и не ответила.

Несмотря на то что за решеткой Кушинскую прозвали «Любочка-красавица», женщина признается: после предательства любимого мужчины она потеряла веру в любовь. И даже сейчас, находясь на свободе, не спешит заводить ни с кем отношения.

«Со знакомствами я очень осторожна, потому что боюсь наступить на те же грабли, — говорит Любовь. — Понятно, что я нравлюсь мужчинам, были предложения, но заводить серьезные отношения с противоположным полом пока не готова».

«Живу только судами»

Не так давно Любовь приезжала из Киева, где она сейчас живет, в Качановскую колонию. Но уже не как узница, а как гостья, навестить подругу — Валентину Лучанинову, с которой много лет жила в одной комнате.

«Я пока живу только судами — мечтаю вернуть свое честное имя. Со временем хочу, чтобы моя работа была связана с защитой прав человека, и мечтаю помочь Вале, — говорит Любовь. — Мы с ней очень дружили, были как сестры. Я ознакомилась с ее приговором и должна сказать, что необязательно быть юристом, чтобы увидеть в нем неправильную квалификацию. Попросила Александра Михайловича (Грановского — «Репортер») обратить на нее внимание. Верю в то, что ей пересмотрят приговор, возможно, сократят срок, и она сможет вернуться к внуку».

Сейчас Любовь старается морально и материально поддержать подругу: часто звонит, присылает посылки. На встречу тоже приехала не с пустыми руками — захватила сладости, кофе, чай. Старалась привезти побольше, потому что знает: Валя — очень подельчивая, всех будет угощать.

«Мне самой тяжело, я столкнулась с огромными проблемами, тем не менее, по возможности, стараюсь помочь Валечке», — говорит Кушинская и признается: возвращаться в колонию ей было страшно. О времени, проведенном за решеткой, сложно забыть. Это 21 год, вырванный из жизни…

Надежда Рожнова, «Харьковский репортер»

Дело Кушинской

Громкое убийство 61-летнего врача Ореста Циньковского и его зятя — предпринимателя Ярослава Дрожджаля произошло во Львове в 1997 году. В преступлении обвинили Любовь Кушинскую, которая на тот момент работала директором агентства недвижимости. Якобы женщина расправилась с мужчинами из-за квартиры, которую ей доверили продать, а она решила ее присвоить. В материалах дела говорится: Кушинская лично стреляла в Ярослава, а Ореста убивал ее водитель Андрей Манько. Напоследок бизнес-леди якобы своей рукой перерезала горло жертвам, чтобы удостовериться, что они мертвы. Следствие длилось 8 лет. Судебный процесс был открытым. В 2005 году Верховный Суд Украины оставил без изменений приговор Львовского областного суда, которым Манько был осужден как соучастник на 15 лет, а Кушинскую приговорили к высшей мере наказания. Свою вину женщина так и не признала. За два года до приговора высшей мерой наказания вместо расстрела в Украине стало пожизненное заключение, хотя де-факто с 1997 года в стране действовал мораторий на смертную казнь. Любовь Кушинская обратилась в Высший специализированный суд Украины с прошением о пересмотре приговора, в 2014 году он отклонил прошение.

 

Подписывайтесь на новости Харків Times в Facebook, Telegram и Twitter!